Войти:

Кадырхан Баккараев: «Подход к государственному языку пока байский»

В этом году исполняется двадцать лет, как был издан Указ «О языках в РК», и было организованно общество Казак тілі», которое со временем обрело международный статус. Сегодня гостем нашей редакции является председатель Жамбылского областного филиала Международного общества «Казак тілі» Кадирхан Баккараев.

Мой собеседник родился в 1935 года в селе Акуль Таласского района. Окончил КазГУ по специальности «казахский язык и литература». Немалая часть жизни его прошла в родном районе, где работал секретарём районного суда, заведующим методическим кабинетои отдела народного образования, директором Дома пионеров. С 60-х годов его судьба связана с журналистикой – литературный работник, корректор районной газеты «Ленин жолы», заведующий отделом межрайонной газеты. По распоряжению обкома партии был направлен на учёбу в Алма-Атинскую высшую партийную школу на отделение журналистики. После её окончания прибыл на работу в областную газету «Енбек туы» (ныне «Ак жол»), где и проработал более 22 лет специальным корреспондентом, заведующим отделом промышленности. После этого был редактором газеты «Чуйская долина», выходящей на русском и казахском языках, редактором «Экологической газеты». В то время когда создалось общество «Казак тiлi» стала издаваться и газета «Аулие-Ата» в которой Кадирхан Жуматай улы вначале занимал должность ответственного секретаря, а затем и редактора.

Кадырхан БаккараевКадырхан Баккараев — Достаточно ли внимания уделяется у нас изучению казахского языка?
— Уделяется большое внимание, хотя не всегда в полном объёме и часто с формальным подходом. Это приводит к тому, что выпускники курсов казахского языка не знают даже обиходных слов. Уровень казахского языка оставляет желать лучшего. Раньше аул являлся хранителем национального языка, обычаев и традиций. Сейчас село нуждается в помощи, люди уезжают в города и перемешиваются с горожанами, которые не говорят по-казахски, и мы теряем коренных носителей национальной культуры. Казахи не знают и не хотят говорить на родном языке. Дети в казахских школах говорят на родном языке только в её стенах, а на улице и дома по-русски. В государственных учреждениях раньше переводы с русского на национальный язык делались для комиссий. Сейчас же чиновники, читая переводы, не понимают и не задумываются над смыслом. Мне вспоминается произведение великого русского писателя-драматурга Фонвизина «Недоросль», в котором главный герой Митрофанушка говорит: «Зачем мне изучать географию, когда есть кучер». Так и у нас – зачем учить язык, когда есть переводчик. Мы думаем и с нами солидарно областное управление по языкам, что пора сокращать штат переводчиков, надо оставить опытных из числа журналистов, филологов. Тогда наши чиновники вынуждены будут сами заниматься переводами, учить язык. Пока этого не произойдёт, подход к государственному языку будет байским. В произведении Сабита Муканова «Ботагоз» степной бай Итбай не знал русского языка и, собираясь в Петербург на празднование 300-летия дома Романовых, вынужден был взять себе переводчика из числа студентов. Не так давно представитель одного банка попросил перевести меня устав организации на русский язык. Меня это возмутило – как-так, находясь на государственной службе и не владеть государственным языком?! Ситуация такая не только на местном уровне, но и в высших эшелонах власти – чиновники самых высоких рангов выезжая в зарубежные командировки порой свободно говорят на иностранных языках, а своего родного не знают. Меня поражает, как они могут занимать высокие посты, представлять интересы народа?

— На проведение конкурсов знания казахского языка, выпуск обучающей литературы, создание программ выделяются огромные средства из бюджета. На ваш взгляд, есть ли результат от этого?
— Многие мероприятия, на которые затрачивают средства, не оправдывают цели. Всевозможные конкурсы, айтысы и многое другое не дают результатов, так как они одноразовые, транзитного характера. Язык надо учить с детства. Было бы хорошо, если бы работа в этом направлении велась стабильно. Сейчас мы сильно проигрываем в качестве.

— Как вы относитесь к тому, что многие родители некоренной национальности стремятся отдать ребёнка в детские сады, а затем и школы с казахским языком обучения?
— Я с радостью воспринимаю посещение казахских детских садов и школ детьми другой национальности. Они знают своё будущие и хотят здесь обосноваться. Эти дети станут настоящими хозяевами земли. К сожалению, не только в Таразе, но и по всей республике много закрыто детских садов. У нас их возвращением в собственность государства и восстановлением толком не занимаются. Видимо есть проблемы поважней.

— А ваши дети и внуки, на каком языке говорят?
— Дети знают и русский и казахский языки. Внуки разговаривают на казахском.

— В чём залог успешного изучения языка?
— Нужда и старание заставят человека выучить язык. Я помню переселенцев времён Великой Отечественной войны, которые через короткое время выучили казахский язык лучше коренных казахов. Их никто не заставлял, нужда заставила. Благодаря знанию языка местных жителей, уважению традиций, они жили как люди. Ни один чеченец или немец никогда не говорил плохо о казахах. Тогда мы приняли их как родных, делились последним. И это не только из-за приказа с верху, а скорее из-за исконного казахского гостеприимства, закона степи. Сейчас же многие люди некоренной национальности не знают нашего языка, хотя и живут здесь долгое время. Многие являются потомками первых переселенцев. Спрашивается, где уважение? Хотя есть и исключение – мой знакомый, дунганин по национальности, долгое время жил в Китае, приехав в наш город, сразу же стал учить казахский язык. Он не стесняется разговаривать по-казахски, спрашивать, если что-то не понятно и даже предложил мне стать его учителем. Силой заставить никого нельзя учить язык. Просто, живущие в нашей стране люди должны понимать, что это необходимо. Зная наш язык, с лёгкостью можно освоить и другие, относящиеся к тюркоязычной группе – татарский, кыргызский. В Эстонии от русскоязычного населения требуют обязательное знание государственного языка, в Германии не дают гражданство тем, кто не сдаст экзамен по немецкому языку. Почему же у нас формальный подход к этой проблеме?

— На одной из встреч с представителем Ассамблеи народа Казахстана, прошедшей в нашем городе, говорилось о том, что иностранцы, приезжающие в Казахстан свободно владеют казахским языком, который они выучили у себя на родине по специальным дискам. У нас же на прилавках можно найти диски с программами по любому иностранному языку, а вот по-казахскому нет. Как вы думаете, в чём причина?
-Когда-то Сталин сказал: «С возрастанием социализма обостряется классовая борьба». Так и внедрение казахского языка сталкивается с неизбежными проблемами. Мне обидно, что нас насильно пытаются американизировать, идёт подражание Западу. Уделяется особое внимание иностранным языкам, а не родному. Работая в областной газете в отделе промышленности, мы занимались переводом русских и иностранных слов на казахский язык. Были литературные издательства промышленного характера на национальном языке. Сейчас этого нет, а постоянно появляются новые слова в обиходе, которые трудно поддаются переводу. Иностранные слова нужно адаптировать к нашему языку на основе закона сингармонизма, дающего гармонию звуков. Совсем необязательно переводить дословно иностранные слова, а то иногда это звучит просто смешно.

— Помогают ли обществу «Казак тiлi» местные власти?
— Раньше закон запрещал субсидировать общественные организации. Теперь помощь оказывается многим, но только не нам. Я попросил в областном акимате помочь выпустить книги об истории международного общества «Казак тiлi» и газете «Аулие-Ата», так мне отказали. В городской акимат обращался за материальной помощью нашему филиалу и тоже получил отказ. Был на приёме у акима города, но он принял вместе с другими жителями, которые пришли по частным вопросам. Хотя вопрос государственного языка особый, и меня стоило принять отдельно, побеседовать по-человечески. На коллективном приёме человек теряется, забывает многое, о чём хотел сказать. Для городского главы оказывается, мы всё равно, что общество кролиководов. Я специально остановился на приёме, потому что аппарат городского акимата наш должник. Десять лет тому назад наше общество располагалось по ул. Толе би дом№8 в департаменте ценных бумаг городского акимата и других организаций областного и городского масштаба. Ключи от здания были у чиновника из городского акимата. Это были годы «прихватизации» и приватизации. Официальный областной орган «Казак тілі» занимал комнату №125. Однажды все наши материалы, канцелярия пропали, и никто не поднял руку, чтобы найти. Мы обращались в ОП -2, городское управление внутренних дел. Они на наш крик души практически не отреагировали. Затем я обратился в областную прокуратуру с просьбой возместить ущерб. Они мне порекомендовали обратиться в суд. Из-за неопытности мы хотели решить мирным путём. Однако городской акимат встретил нас равнодушно. Мы понадеялись на их обещание найти пропажу и из-за этого потеряли своё преимущество. Я считаю, что должна быть преемственность и городской акимат должен возместить ущерб.

— Спасибо за интересную беседу.
Ольга МАКАРОВА, фото автора
Тараз Times, №36 от 17.09.2009

4312
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

Последние новости

В Жамбылской области по-прежнему сохраняется режим карантина. Однако с 11 мая вводится второй этап смягчения карантинных мер.
10 мая 2020 года в Жамбылской области выявлен новый случай коронавирусной инфекции.
По предварительным данным, начиная с 11 мая, в Жамбылской области откроются около 650 объектов бизнеса, в которых заняты свыше 6500 человек.
Порядка 1500 малообеспеченных семей в городе Таразе, а также в четырех районах Жамбылской области получили благотворительную помощь в виде продуктовых наборов.
Решением штабов по обеспечению режима ЧП при акиматах Жамбылская область после 11 мая возобновят свою работу отделы по обслуживанию населения.
В рамках акции «75 лет Великой Победы» деятели культуры Жамбылской областной филармонии им. К.Азербаева представили жителям г.Тараза праздничную программу.
Житель Тараза напал на полицейского за отказ в проезде через блокпост.
Палата предпринимателей Жамбылской области запустила в тестовом режиме электронный сервис проверки пропусков.
С начала года в Жамбылской области снизилось количество преступлений, и повысилась их раскрываемость.
Аким области Бердибек Сапарбаев совершил рабочую поездку по ряду промышленных объектов и школ города Тараза.
В Жамбылской области после жалобы врача-инфекциониста уволили руководство Меркенской центральной районной больницы.
С 1 апреля 2020 года на период действия чрезвычайного положения снижены тарифы для населения на водо- и теплоснажение.
В Таразе закрыли на карантин подъезд многоквартирного жилого дома в микрорайоне «Аса», где была выявлена заболевшая коронавирусом женщина.
Два новых случая заболевания коронавирусом зарегистрированы 1 апреля в Жамбылской области.
В пяти районах организованы мастерские по изготовлению масок. На сегодняшний день сшито 17,8 тысячи единиц.
Несколько десятков фактов нарушения режима чрезвычайного положения выявили в Жамбылской области.